ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава

– Тереза! – осипло произнес граф.

И сходу помыслил, что вышло убийство.

Перед мысленным взглядом генерала здесь же появилась картина: Поль Лабр, стоящий с ружьем в руках на горной площадке.

Месье де Шанма лицезрел юного человека.

И это было меньше часа вспять.

Генерал скомкал письмо.

– Это нереально! – прохрипел он, пытаясь отогнать подозрение, невольно ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава зародившееся в его душе. – Это нереально, тупо и глупо!

– Тереза! – снова позвал генерал. Он подошел ближе.

Сраженная пулей, мама Изоль свалилась навзничь; голова ее лежала на песке.

Ливень, хлынувший из грозовых туч, омочил седоватые волосы дамы, и они прилипли к бледноватому лицу.

Месье де Шанма положил ладонь на ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава грудь злосчастной, чтоб проверить, бьется ли сердечко, но рука генерала очень дрожала.

Вдруг он нащупал комочек почерневшей, обугленной бумаги. Это был пыж. Стреляли практически в упор.

Слева, рядом с пыжом, на груди темнело пулевое отверстие.

Кровь из него не текла.

Генерал поднял даму на руки и понес ее под проливным ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава дождиком к хижине лесоруба, стоявшей на краю леса, в четверти мили от Мортефонтэна.

Когда граф де Шанма опустил Терезу на ничтожную кровать, ему показалось, что он услышал вздох.

Из-за грозы на улице потемнело, и в хижине царствовал практически полный мрак.

Некий мужик посиживал у очага, повернувшись спиной к ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава крошечному оконцу.

– Тереза! – проговорил генерал, – вы меня слышите?

Человек разжигал угольком свою трубку.

Уголек свалился.

В мгле прохладные пальцы слабо прикоснулись к руке генерала.

– Имя вашего убийцы, Тереза! – воскликнул граф де Шанма.

– Поди выясни! – проворчал мужик, расслабленно подняв уголек.

Ледяной рукою Тереза притянула к для себя месье де ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава Шанма; тот приложил ухо к губам умирающей дамы.

Она сделала несусветное усилие, пытаясь что-то сказать. Генерал разобрал только одно слово и одно имя:

– Простите… Суавита!..

Потом, совместно с душераздирающим стоном с бледноватых губ сорвалось другое имя, прозвучавшее, как мольба:

– Изоль!

– Поль Лабр! – оборвал злосчастную даму генерал. – Ради ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава Бога, скажите мне правду. Это Поль Лабр?

Человек, сидячий у очага, с любопытством прислушивался.

Рука Терезы конвульсивно сжалась, а потом мертвенно свалилась.

Мадам Сула была мертва.

Стоя на коленях, генерал отбросил вспять ее седоватые волосы и поцеловал в лоб, проговорив:

– Что бы вы ни сделали, я вас прощаю.

Потом ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава граф де Шанма вскочил на ноги и выбежал из хижины.

Человек отошел от очага.

Это был Луво по прозвищу Трубадур, который, ворча, двинулся к двери.

– Кажется, все свалят на месье Поля Лабра, – пробормотал он. – Что касается меня, то я не имел ничего против этой дамы… И сейчас я уж лучше ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава промокну до нити, чем останусь здесь с ней один на один. Я в этом доме не владелец…

За пару минут генерал дошел до дома месье барона д'Арси и позвонил в дверь. Показавшийся на пороге слуга сказал гостю, что барона нет дома.

Промокший генерал попросил пристанища; в этом нереально ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава отказать.

Слуга, стыдясь и чувствуя необходимость объясниться, заявил:

– Месье барон очень добр, да! Но он управляет своим домом, как желает. Когда людям есть что охранять, они закрываются на все замки.

И он захлопнул дверь.

Генерал отправился в мэрию и сказал об убийстве Терезы Сула.

Раз 20 он желал именовать имя Поля ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава Лабра, но не сделал этого.

Позже генерал зашел в сельский храм и длительно молился в одиночестве перед бедным алтарем. Граф де Шанма тихо шептал, обдумывая свое предстоящее поведение:

– Если я проникну в этот труднодоступный дом, найду ли я в его стенках счастье собственной жизни, либо меня поймет там ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава удар?.. А этот юноша! Все факты свидетельствуют против него, это разумеется. Почему же внутренний глас гласит мне: Поль Лабр не может быть правонарушителем?!

XIII

Просыпание Царицы

То, о чем мы поведали, происходило сходу после пополудни. Сейчас мы оставим на время в стороне темную драму и обратимся к дерзкой комедии. Вернемся к утру ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава такого же денька. Заглянем к Матюрин Горэ, нищенке-миллионерше. Мы найдем ее на ферме, в достаточно большой комнате, шероховатые стенки которой покрыты мертвенно-белым слоем известки.

Пол тут глинобитный, но перед кроватью, больше похожей на шкаф и стоящей меж очагом и древесным, источенным червяками сундуком, где хранятся ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава тарелки из грубого фаянса, расписанные цветами, – перед кроватью лежит прекрасный ковер.

Над сундуком высится секретер красноватого дерева, который очевидно не гармонирует с остальной мебелью. Твердый дубовый ларь служил подставкой для кровати. Стол, почерневший от сырости, мог бы находиться в самом грязном кабаке; с этим столом удивительно контрастируют 6 расставленных вокруг мягеньких кресел, обитых ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава шелковой кружевной тканью ярко-желтого цвета.

Из этой же ткани изготовлен и полог кровати, в то время как единственное окно завешено рваной холщевой тряпкой, в наибольшую дыру которой просачивается луч утреннего солнца.

Единственный луч… Фермерский дом размещен в глубине двора и окружен густой зеленью.

В этом ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава жилье и обитала Матюрин Горэ, жена отпрыска злосчастного Людовика и будущая царица Франции.

Возлежа на шкафообразной кровати, она звучно дышала, точнее, храпела, да так очень, что заглушала очень оживленный разговор окружавших ее людей.

Солнечный луч, проникавший за полог кровати, позволял увидеть высочайшую особу Матюрин.

Она спала в красноватой ситцевой блузке ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава и в хлопчатобумажном чепце с бантом из голубой шерсти; мужеподобный профиль старухи выделялся в мгле алькова с необычной четкостью.

Даже Екатерина Величавая была более женственной.

Орлиный нос с горбинкой тяжело нависал над грубым ртом Матюрин; над ее верхней губой росли щетинистые усы, а подбородок декорировала реальная борода, и как ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава ни бились «придворные дамы», щеки старухи, изборожденные морщинами, оставались обветренными, как у старенького бойца.

Портрет будущей царицы дополнялся узеньким лбом, на который спадали пряди седоватых волос, выбившиеся из-под чепца, и парой малеханьких красных глазок, укрытых сейчас под припухшими веками.

Нос выделялся на общем фоне броским фиолетовым пятном.

Одним словом, на ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава кровати лежало мерзкое создание, отвратительное – но в то же время сильное. Грубость физиономии спящей дамы совсем не исключала мозга.

Крестьянские кровати малость похожи на царские. И те, и другие обычно не придвигают впритирку к стенке.

В этом зазоре Горэ держала кропильницу, бутылку водки, сало и хлеб ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава; старуха пристрастилась к этому с того времени, как – по ее словам – «почувствовала, что станет королевой».

Контрасты в лачуге нормандской Ментенон становились еще больше разительными, если перевести взор с мебели на людей.

Около кровати стояли две восхитительно прекрасные дамы в обычных, но отмеченных идеальным вкусом платьицах; это свидетельствовало о достаточно высочайшем публичном ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава положении обеих дам. На данный момент они, казалось, ожидали пробуждения страшного сотворения, которое именовали «государыней».

Одной из дам была графиня Фаншетта Корона, внучка полковника Боццо, в течение пары лет блиставшая в Париже; рядом с ней застыла мадам Жулу дю Бреу графиня де Клар.

Хотя она уже перескочила порог ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава зрелости, ей еще предстояло перевоплотиться в одну из любимиц предместья Сен-Жермен.

Действия, разворачивавшиеся в доме Матюрин, не затрагивали судеб обеих дам, и по воле Создателя кросотки выступали тут в ролях статисток.

Мадам де Клар что-то тихо гласил блестящий юноша с белой кожей и темными волосами – гагат и слоновая ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава кость.

Его называли виконтом Аннибалом Джоджа, маркизом де Паллант.

Он приехал из Неаполя и знал огромное количество итальянских штуковин. Мадам де Клар одолжила его на время «герцогине де Горэ», чьим знатным шевалье он был объявлен.

Справа от виконта стоял священник.

За его спиной переминались с ноги на ногу ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава «девушки из Парижа», которые выглядели так, как и следовало ждать; они болтали с 2-мя свежеиспеченными дворянами, Кокоттом и Пиклюсом, отлично известными парижской прокуратуре.

«Девушки из Парижа», которых титуловали также фрейлинами, естественно, принадлежали к знатнейшим дворянским семьям царства. Этих особ звали Клоринда де Бирон и Жозефина де Нуармутье, но их ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава истинные имена были мадемуазель Прюно, белошвейка, и мадемуазель Меш, бывшая статистка в театре Бобино, в текущее время без определенных занятий.

Меш была смешным небольшим существом, дерзким и бойким; она полностью заслуживала того внимания, которым одаривал ее наш друг Пистолет.

На данный момент Меш и ее подруга блестели в шикарных придворных туалетах ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава, осыпанных прекрасными драгоценностями ценой в несколько тыщ луидоров.

В Тампле вы приобрели бы эти побрякушки за 100 су.

Дело и впрямь было поставлено с размахом.

Чтоб убедиться, что овчинка стоила выделки, вам довольно было бы переступить порог фермерского дома и опуститься на хромую древесную скамью, стоявшую справа ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава от двери.

Там уже посиживали два человека; они перелистывали впечатляющий реестр. Это был перечень неподвижного имущества Матюрин Горэ, вдовы Гебрар.

Мы успешно окрестили ее фермершей де Карабас; ей принадлежали необъятные земли, сдаваемые в аренду, угодья, леса, мельницы, луга, конопляные поля, ланды, пахотные наделы… В общем, Матюрин обладала половиной провинции.

Ля ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава Горэ хранила более тыщи актов о покупке земляных участков; все сделки заключались через подставных лиц.

К каждому документу была приколота булавкой сопроводительная записка.

Месье Лекок держал в руках раскрытый реестр; славный небольшой старичок, полковник, всегда радостный и улыбающийся, без очков просматривал список богатств Матюрин.

Временами полковник повторял:

– Непостижимо! Добросовестное ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава слово! Двое фермеров и крестьянка! Безграмотные люди! Скольких посредников они смогли использовать – и никому не дали себя одурачить! Отпрыск мой, наша ассоциация никогда не добивалась схожих фурроров. Мне постыдно за Темные Мантии.

Лекок размышлял.

– Малые средства – и наибольшая отдача, – пробормотал он. – Упрямая работа трудолюбивых кротов… И никакой администрации ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава, никакого консульства!

– Разъясняй это, как хочешь, отпрыск мой, но это волшебно! – воскликнул старик. – Невольно проникаешься почтением к таковой пиявке, когда давишь ее ногой!

– Остаются еще ипотечные ссуды и ценные бумаги, – произнес Лекок.

– Колоссально! – восхитился полковник. – Клянусь, это будет моим последним делом!

Лекок покачал головой и проворчал через зубы:

– Полковник, здесь еще ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава придется поработать. Царевич дурачина. Вы безуспешно избрали исполнителя. Я ему не доверяю.

– Таковой авторитетный юноша! – покачал головой старик. – Вы незначительно недолюбливаете его, малыши мои; я же обожаю его, как и всех вас. И все таки ради общего блага мне, видимо, придется расстаться с ним, если пригодится…

Лекок расхохотался.

– Может быть ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава, полковник, будет нужно нечто более радикальное, чем просто разлука, – заявил он. – Мы позже побеседуем об этом. Вы – ангел!

Старик положил свою сухонькую лапку на крепкую руку Лекока.

– Только тебя, друг мой, я не покину никогда, – с чувством произнес полковник.

Лекок рассмеялся еще громче и ответил:

– Полковник, я рыдаю от ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава умиления каждый раз, когда думаю о нашей дружбе.

– Обними меня! – воскрикнул старик. – Я объявляю тебя своим наследником!

И добавил, утирая слезу:

– Не знаешь, сколько мы уже вытрясли из фермерши до нынешнего денька?

– От шестнадцати до 18-ти тыщ франков, считая и Шато-Неф-Горэ, – доложил верный ассистент.

– Хорошо, – улыбнулся старик ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава. – А сколько получила наша касса? – осведомился он.

– Ни одного су, – ответил Лекок. – Подготовка этого дела востребовала большенных издержек, а сейчас Николя тянет одеяло на себя.

– Наша администрация нас разоряет! – вздохнул старик. – Я не знаю ни 1-го солидного хозяйства, содержание которого пожирало бы столько средств! Ужасные расходы ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава! Они сведут меня в могилу!

– А! – махнул рукою Лекок. – Это все мелочи. Если дело выгорит, мы сходу прикарманим гигантскую сумму.

Старик поинтересовался:

– Подыскали ли парня, который уничтожит мама той девушки?

Он произнес эти жуткие слова с ласковой ухмылкой.

– Юноша должен приехать сейчас днем, – ответил Лекок. – К счастью, я впору вмешался и все ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава устроил, как следует.

Что представляет собой этот тип?

Скотина. Я знаю фермеров: позвольте мне самому управлять этим делом.

Ответ старика был прерван шумом, который донесся из примыкающей комнаты.

– Уйдем отсюда, – стремительно произнес Лекок, – мы не вписываемся в это неповторимое общество.

И, покинув ферму, они стали подниматься по тропинке ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава, ведущей к Шато-Неф-Горэ; но пока они не удалились от дома на солидное расстояние, до их долетал пропитой глас Матюрин:

– Привет добросовестной компании. Как приятно, просыпаясь, созидать здесь вас всех! Как поживает мой суженый там наверху? Что он поделывает сейчас с утра?

– Отпрыск злосчастного Людовика, – ответила ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава графиня де Клар, – отправляет нежные приветы той, которую он соизволил избрать для себя в супруги.

– Черт возьми! – произнесла царица. – До чего же у тебя, графиня, здорово подвешен язык! Я продвину тебя по службе. Аббат, давайте незначительно помолимся, а позже пойдем похлебаем супа.

Капеллан, бедный малый, тоже участвовал в «заговоре» и воспринимал серьезно ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава весь этот фарс, относясь к нему так же, как сама Матюрин. Священник приблизился к кровати и погрузился на колени перед распятием. Вся «свита» Матюрин последовала его примеру.

Матюрин взяла свои четки и скомандовала:

– Начнем поскорее, Фанфан. Кратко и ясно, «Отче наш»!

Как молитва была закончена, Матюрин протянула ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава толстую руку к бутылке с водкой, стоявшей в простенке.

Искрометный виконт Аннибал Джоджа сорвался с места, чтоб посодействовать старухе.

– Привет, красавец, – подмигнула ему Матюрин Горэ, – а ты чисто вымылся? Твои белоснежные лапки так и благоухают. За ваше здоровье, графини, фрейлины и все другие. Я должна с утра подкрепиться, чтоб ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава позже отлично себя ощущать. И я могу пить, сколько влезет, правда! Уж мне-то есть чем расплатиться с торговцем!

Она обширно улыбнулась; все уважительно поклонились.

Капеллан, который исполнял свою роль тем лучше, чем посильнее морочили голову ему самому, пользовался этим моментом, чтоб припасть губками к тяжеленной руке старенькой коротышки.

– У меня ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава вам отменная новость, Ваше Королевское Высочество, – проговорил он.

– Мое Королевское Высочество! – воскрикнула Горэ. – Я еще пока только баронесса, малыш. Не болтай ерунды! Этикет сначала!

– Я верно произнес: Ваше Королевское Высочество, – повторил капеллан. – Казуисты отрешаются признавать плюсы таких морганатических браков…

– Что это он несет? – звучно завопила Матюрин. – Как ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава он именует мою женитьбу?! Выражайся-ка поосторожнее, малыш! Тот, кто мне не нравится, может и в кутузку угодить! Да я бы и папу засадила в тюрьму!

– Я говорю, – тихо произнес аббат, – об этих морганатических браках, которых, к несчастью, настолько не мало в истории… Но они смущают мою совесть…

– Красавец, – заголосила Матюрин ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава обращаясь к виконту Аннибалу Джоджа, – я желаю, чтоб у тебя была при для себя шпага! Для тебя это здорово пойдет. И форма, как у церковных охранников! Я заплачу, сколько нужно, черт побери! Я трачу довольно средств, но никому не должна ни су за свои манатки! А пока выстави его ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава за дверь, – ткнула старуха дрожащим пальцем в капеллана. – Он был невежлив с моей светлостью!

Матюрин даже не смогла выругаться, чтоб с блеском окончить свою тираду. Фермершу душил гнев. Капеллан поспешно произнес:

– Ваше Королевское Высочество меня не сообразили. Короче говоря, я поделился своими сомнениями с монсеньором, и он согласился жениться ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава на вас, как полагается, с соблюдением всех церковных обрядов.

– А в мэрии тоже? – пробормотала жутко взволнованная Горэ.

– И в мэрии тоже, – кивнул капеллан.

Такая была модификация начального плана Темных Мантий; негодяи достаточно стремительно сообразили, как тяжело будет реализовать в маленький срок такое количество земляных угодий. Отказавшись от ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава мистической мысли стремительно направить недвижимость Горэ в средства и скрыться с этими миллионами, они решили достигнуть такого же результата при помощи супружеского договора, по которому после погибели 1-го из супругов все имущество достается другому.

Для этого была нужна официальная свадьба; в конце концов, наследнику стольких правителей, подлинное имя ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава которого было Луи-Жозеф-Николя, ничто не мешало сводить Горэ в муниципалитет и перевоплотить ее в мадам Николя.

Слава Богу, она готова была считать это имя псевдонимом, нужным для того, чтоб одурачить полицию их соперника Луи-Филиппа, так именуемого короля французов.

Очевидно, нельзя было, не рискуя свободой, а может ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава, и жизнью, начертать в книжке записей мэрии имя, которой произведет эффект разорвавшейся бомбы: «Луи-Жозеф де Бурбон, дофин, отпрыск злосчастного короля Франции Людовика XVI».

Есть самоочевидные вещи.

Что все-таки касается формулировки того места в супружеском договоре, по которому все имущество наследует супруг, переживший другого, мы скоро увидим, как ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава понимали этот пункт Темные Мантии. Тут крылся ключ к успеху всей операции.

Как те прекрасные механизмы, которые не только лишь без помощи других работают, но к тому же сами себя чистят, чинят и заводят, так и операция, загаданная полковником (это было его последнее дело), одним ударом устраняла Горэ, открывала путь ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава к ее наследию и подсовывала правосудию правонарушителя, оставляя в тени настоящих виновников катастрофы.

С того времени даже америкосы не сделали ничего более превосходного.

Пока же Матюрин была совсем счастлива.

– Малыш, – произнесла она аббату, – я дозволяю для тебя поцеловать руку моей царской светлости. Даже обе руки, если хочешь, ты ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава же хороший юноша, знаешь? Добросовестное слово! Я ничего не гласила, чтоб не обидеть Его Величество, – у него и так хлопот полон рот, – но меня тоже волновал этот мор… морга… ну, в общем, этот самый брак, малыш? Хорошо, сейчас это непринципиально! Я лучше желаю быть принцессой, чем герцогиней! Этот титул ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава почетнее, правильно? Плесни-ка мне малость водки, красавец. Я довольна, черт побери! За здоровье всей добросовестной компании!

Старуха залпом осушила собственный стакан и в один момент слезла с кровати.

Царицы, как и святые, могут демонстрировать свое тело, и пока «девушки из Парижа» натягивали на Матюрин толстые шерстяные чулки, она заорала ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава голосом, от которого волосы вставали стоймя.

– А ну, скажите мне все хором: Ваше Королевское Высочество! А! графини! – закричала старуха, подбрасывая к потолку собственный чепец. – Что, гордость не позволяет?! Красавец, иди сюда и выкладывай всю правду. За моей спиной плетутся интриги, я знаю. Сумел бы повелитель, вступив на престол ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава, изгнать свою царицу, на которой женился в мэрии, а перед этим подписал неплохой супружеский договор, заключенный по всем правилам?

– Естественно, нет, – ответил виконт Аннибал.

– Немедля приведите сюда 2-ух нотариусов, нет четырех, шестерых, дюжину нотариусов, – завопила Матюрин. – Я желаю составить супружеский договор, да так, чтоб он был понадежнее. Я заплачу, сколько необходимо.

Здесь ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава она энергично оттолкнула таз с водой, который ей поднесла графиня Корона.

– Ты, пышка, – гордо произнесла красавице старуха, – знай, что царицы никогда не бывают запятанными. Помойся, дочка, сама, если хочешь, ты ведь обычная дворянка.

Матюрин зияла от радости и гордости. Казалось, ее безобразное лицо испускает свет. Поведение старухи ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава было так забавно и несуразно, что уже просто пугало.

– Постойте, постойте! – вдруг воскрикнула она. – Я надену новейшую юбку и свою воскресную блузку! Щеголять, так щеголять! Если Его Величество спешит, я перееду к нему в замок до венчания. Придержи язык, малыш, и не смей гласить, что это грех. Ты ничего не ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава смыслишь в этих вещах. Для принцесс закон не писан… хотя им нельзя пропустить лишнюю рюмашку, что очень тупо. Вперед, побирушки. Я уже продала много хороших участков земли, но у меня кое-что еще осталось! Черт побери, вы все мои слуги, а я хлебнула много горя, до того как ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава стать спутницей жизни монарха! Не желаю быть ничьей должницей! Ну, давайте! Чья очередь?

Графиня де Клар, Аннибал и Пиклюс разом подошли к старухе. У каждого из их была в руке бумага. Матюрин взяла у их один за одним эти листки и нашла там две вещи: общую сумму и свою печать ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава жены короля. Хотя фермерша не искусна читать, в цифрах она разбиралась отлично.

В бумаге графини были проставлены суммы, нужные для фуррора «заговора», в бумаге кавалера Аннибала Джоджа – перечислены личные расходы отпрыска злосчастного Людовика, а в бумаге Пиклюса указаны издержки на содержание замка и «людей из Парижа».

– Да ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава, деньги немалые! – забавно произнесла Горэ. – Мы живем на широкую ногу! Но после меня – хоть потоп! Мысами для себя хозяева!

Она достала из-под подушки большой заржавелый ключ и открыла ларь, который служил подставкой для кровати.

Это был крепкий сундук, окованный изнутри железом.

В ларе были сложены высочайшими столбиками серебряные пятифранковые монеты и ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава даже экю по 6 ливров. Золото хранилось в углу; находилось там и несколько толстых пачек банкнот.

Ля Горэ потянулась к этим банкнотам, любовно посмотрев на столбики монет по 100 су.

– Восемь дней вспять, – заявила она, – это было хорошей землей с красивым лесом, вот так!

Старуха вздохнула. Позже она запустила обе ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава руки в кучу золотых монет и стала месить их, как тесто.

– Как тесто! Как тесто! – бурчала Матюрин с горящим лицом, упиваясь своими чувствами. – Как это приятно на ощупь! Песня, ну просто песня! Если б я возжелала, то заполнила бы блестящими желтоватыми монетами сундук размером с дом! Добросовестное слово! И клянусь ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава, я сделаю это, когда стану царицой!

Графиня Корона прикоснулась к ее руке.

– Вот юноша, который просит позволения побеседовать с Вашим Царским Высочеством, – произнесла кросотка.

Матюрин Горэ обернулась.

На пороге стоял ничтожный юноша в убогих лохмотьях; он с глуповатым видом пялился на открытый сундук. Краска сошла со щек Горэ ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава.

– Что ты тут делаешь, негодяй? – завопила старуха, давясь своим кликом. Слова застревали в её раздувшемся от злобы горле.

– Матушка, – ответил бедолага, опуская заслезившиеся глаза, – я желаю есть и пить. Матье прогнали меня из-за 30 5 су, которые я задолжал за разбитую посуду.

– Слуги! – завизжала Матюрин, трясясь всем телом от сумасшедшего гнева ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава. – Лупите его! Гоните его прочь! Этот подлец разорит меня! Ах! Негодяй! Ах! Бродяга! 30 5 су! Убирайся! Я проклинаю тебя! Я отказываюсь от тебя! Чтобы ты сдох, паршивец!

XIV

Ножик МАТЕРЕУБИЙЦЫ

Юные месье Кокотт и Пиклюс, усердные слуги, здесь же поторопились исполнить приказ собственной государыни и схватили единственного отпрыска старухи ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава за плечи, чтоб вышвырнуть его из дома. Виконт Аннибал Джоджа жестом приостановил их и тихо прошептал мадам де Клар, вопросительно взглянувшей на него:

– Денек настал!

Эти слова стоили длинноватого разъяснения.

Они означали, что злосчастный юноша, стоявший на пороге фермерского домика, должен – добровольно либо по принуждению – сыграть свою роль в комедии Темных Мантий ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава.

Матюрин бурлила от злобы.

Очевидно, утрата 30 5 су полностью могла довести старуху до бешенства; ведь ни одно человеческое существо не способно вполне поменять свою натуру, и Гарпагон как и раньше будет трястись над медными монетами, даже разбрасывая золото пригоршнями; и все таки Матюрин разъярилась по другой, куда более ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава суровой, причине.

Можно представить для себя, сколь принципиальным было для нее новообретенное королевское достоинство, если вспомнить о той стоимости, которую она, популярная скупердяйка, за него заплатила; несложно додуматься, как держалась Матюрин за так недешево доставшиеся ей титулы; это было сумасшествие, порожденное фермерской гордостью.

И вот, на верхушке собственной славы ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава, старуха столкнулась с внезапным унижением.

Этот увалень в лохмотьях именовал ее «матушкой» перед всеми этими слугами, графинями, виконтом, дамами из Парижа и иными великодушными особами. Гнев окутал все ее существо. Не будем забывать, что старуха была одержима забавнй и печальной – но при всем этом самой истинной – манией величия.

Это ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава было безумие по-своему сильной дамы, которая, стоя по гортань в грязищи, проявляла чудеса изворотливости, чтоб прирастить свое достояние.

Матюрин не стыдилась себя самой; она отлично сознавала, что отталкивающе уродлива и нередко забавна; она додумывалась, что ее шутовство внушает – либо способно внушать – ненависть. И все таки старуха прямо шла ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава собственной дорогой, высоко подняв голову. Она не собиралась шутить. Она не питала никакого доверия к этим красивым дамам и великодушным слугам, которые оказывали ей почести, получая взамен наличные. Нет, она специально топтала своими томными сабо гордость всех тех сверкающих господ, которые были для нее эталоном элегантности и утонченности.

У ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава нее было довольно разума, у этой страшенной старухи, чтоб играть на контрастах…

В ее пухлых руках сверкало золото, она отлично помнила об этом и дерзко позволяла превозносить себя – прямо тут, в гадости и грязищи, превратившись в 1-го из числа тех стршных кумиров, что внушают ужас коленопреклоненным китайцам.

Но Матюрин ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава стыдилась собственного отпрыска, этого злосчастного, ни в чем же не повинного парня, нескладного, худенького, колченогого, оборванного, голодного. Фермерша всю жизнь колотила беднягу.

А сейчас она его страшно смущалась.

Он знать не знал о богатстве мамы. Вид парня вызывал омерзение и жалость. Его ни во что не предназначили, и ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава он от всей души считал себя нищим. Только его редчайшие возникновения на ферме омрачали триумф Матюрин; само существование отпрыска казалось сейчас старухе оскорблением и позором.

Она резко захлопнула крышку собственного ларя и выпрямилась во весь рост. Ее седоватые волосы встали стоймя на уродливой голове.

– Ох! Ох! – осипло застонала Матюрин, с трудом ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава сдерживая ярость. – Вы не желаете изгнать моего негодника!

Вы правы: если б я пожелала, он был бы вашим государем! А сейчас убирайтесь отсюда, да поживее! В вас больше не нуждаются! Я сама разберусь со своими делами. Ты, хромой, пошевеливайся! Заходи, говорю! Черт побери! Мы поглядим, кто здесь владелец!

И юный ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава юноша, и парижане молчком повиновались старухе.

Злосчастный увалень, прихрамывая, вошел в комнату.

Голова его была непокрыта; в искалеченной руке он держал свои сабо.

– Закрой дверь, Винсент Горэ! – отдала приказ ему Матюрин, как «свита» покинула спальню.

Юноша захлопнул дверь, дрожа всем телом.

Снаружи, за этой дверцей, лица парижан ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава одномоментно преобразились. Графиня де Клар улыбалась виконту Анни-балу, который гласил ей:

Дорогая, правитель Веспасиан[18]рехнулся в тот денек, когда произнес свои именитые слова: «Деньги не пахнут». Каковы наши планы на это утро?

Мы ищем того, на кого можно будет позже свалить всю вину, – расслабленно отозвалась бывшая Маргарита ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава Бургундская.

Аннибал понюхал флакон духов, который держал в руке.

– Отлично! Отлично! – шепнул виконт, как и раньше ослепительно улыбаясь. – Матереубийство, я думаю? Мы будем действовать решительно, душа моя!

Маргарина поманила пальцем Кокотта и Пиклюса, которые любезничали с фрейлинами.

Найдите 3-х либо 4 фермеров, – распорядилась она. – Нам необходимы очевидцы.

Отлично! Отлично! – повторил Аннибал. – Я понимаю ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава. Друзья мои, приводите полдюжины. И возвращайтесь побыстрее: там уже начинают спорить; скоро дело дойдет до драки.

Я, – повытрепывался Кокотт, – уже был сейчас с утра в Мортефонтэне и показал Трубадуру Терезу Сула. Дело движется.

И, выйдя из дома, Кокотт с Пиклюсом зашагали к деревне.

Графиню Корона все это совсем не ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава заинтересовывало. Она удалилась, грустная и поникшая от ужасной вялости, даже не сказав «до свидания» собственной приятельнице, мадам де Клар.

– Она, – усмехнулась Маргарита, указывая на графиню концом собственного веера, – стала бы истинной святой, если б на ней не лежало пятно первородного греха.

Аннибал поцеловал мадам де Клар ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава руку, произнес несколько пошлых итальянских комплиментов и тоже ушел.

Бедный священник поплелся в другую сторону, читая на ходу собственный требник.

В комнате с низким потолком остались мама и отпрыск.

Все знают, как освещаются нормандские фермерские дома: фактически весь свет просачивается в их через распахнутые двери; если же дверь закрыта ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава, то в помещении становится практически мрачно.

Ля Горэ как и раньше опиралась на крышку священного ларя. Злосчастный Винсент, тяжело вздыхая, теребил завязки собственных сабо.

Юноша вправду был ничтожным созданием. Матюрин прикончила бы его одним махом собственного волосатого кулака.

– Итак, ты разбил посуды на 30 5 су, кретин? – грозно осведомилась она.

– Да, матушка, таковой уж ЗАСТОЛЬЕ ГОСПОД ПОЛИЦЕЙСКИХ ИНСПЕКТОРОВ 19 глава я неудачливый, – жалобно проскулил Винсент.

– И ты явился просить их у меня, эти 30 5 су? – темно спросила старуха.

– Да, матушка, чтоб незначительно поесть и испить, – растолковал юноша, затравленно смотря на нее.

Ля Горэ засунула руку в простенок и извлекла оттуда бутылку.


zato-pervostepennuyu-vazhnost-imeet-obektiv-i-zdes-stoit-ostanovitsya-popodrobnee.html
zatochka-metallorezhushego-instrumenta.html
zatoplenie-razrushenie-i-zasolenie-pochv-vodami-vodohranilish.html